НА ЧТО МУЖЧИНЫ ЖАЛУЮТСЯ ПСИХОЛОГУ. 12 ПРИЗНАНИЙ, КОТОРЫЕ НЕВОЗМОЖНО ЧИТАТЬ БЕЗ СЛЁЗ!


НА ЧТО МУЖЧИНЫ ЖАЛУЮТСЯ ПСИХОЛОГУ. 12 ПРИЗНАНИЙ, КОТОРЫЕ НЕВОЗМОЖНО ЧИТАТЬ БЕЗ СЛЁЗ!Принято считать, что женщина более чувствительна, чем мужчина. Но вот вопрос: по отношению к чему? Что она такое особенное чувствует, на что не способен мужчина? В своей практике и каждодневной жизни я замечаю, что чувствительность ее направлена на себя – на свои реакции и восприятие.


Иногда, когда встречаюсь с парами, задаю вопрос жене: как вы думаете, что он чувствует в ответ на ваши слова? И далеко не всегда (мягко говоря) бывают совпадения. Она говорит – «он злится», в то время как мужчина, например, испытывает растерянность или грусть. И это у людей, проживших вместе не один год. Я не осуждаю и не предъявляю претензий. Я констатирую.

Мужчина скуп «на слезы», на проявление чувств. Это факт. Но никак не потому, что у нас нет чувств. Нас так воспитывают. И есть еще собственный опыт, когда, доверившись женщине однажды, мы получили «укол», а то и «удар». Иногда «удар» бывает не прямым, а через «посредника» — через упрек, критику, утешение, игнорирование, через совет, когда его не спрашивали, и т. п. Человек (а мужчина — тоже человек), открывшийся в тяжелых чувствах, нуждается либо в поддержке, либо в том, чтобы его просто выслушали.


Постепенно, получая опыт непонимания, мужчина все более и более закрывается. «В прошлый раз сказал – и что толку? Как всегда начала мне рассказывать, в чем я не прав. А потом удивляется — почему ты перестал со мной разговаривать?» То, что мужчина перестал доверять вам свои чувства, обязательно что-то говорит о вас. О том, что вы слышите, что понимаете и как реагируете. В любом случае защита появляется тогда, когда есть нападение. Что в результате? «Когда глаза перестают плакать слезами, тогда плачет сердце. Кровью». Вот так.
Что на самом деле происходит в душе мужчины? Чем она живет? Как воспринимает и реагирует на происходящее? Как мужчина переживает боль и страдания? Что именно вызывает у него страдания? Вероятнее всего, обо всем этом сам мужчина вряд ли вам скажет.

***


Меня зовут Андрюша, мне два года. Вчера я первый раз был лишен отца. Думаете, я не могу такое помнить и тем более понять? Головой не могу, это правда. Но в душе навсегда останутся мамины слова (ведь я верю каждому ее слову!), сказанные папе: «Ну какой ты отец?! Какой ты после этого мужчина?!» Мне почему-то страшно. Я не знаю, чего я боюсь, но мне очень страшно. Я совсем не помню — после чего «этого», но помню, что папа «не мужчина». Ну, если папа не мужчина – такой большой и сильный, то что же говорить обо мне? А кто же тогда я? Женщина? Не знаю, откуда, но я знаю, что наполовину я состою из мамы, наполовину из папы. Значит, сегодня я лишился половины себя. Возможно навсегда.

***

Мне четыре года. После того как мама в очередной раз рассказала нам с сестрой, какой плохой у нас папа, я его предал. Я не мог поступить иначе, ведь мама так плакала. Мне было страшно. Я боялся за маму, за папу. За себя, кажется, не боялся. Я подошел к нему и сказал: «Уходи от нас!» На всю жизнь запомню его слезы. Он плакал, потому что я его предал. Папа ушел от нас навсегда. Я всю жизнь буду верить, что это я его выгнал. Как я буду с этим жить?

***

Мне шесть. Почти три года в нашем доме не произносится имя папы. Само слово «папа» тоже под запретом. Все делают вид, что его никогда и не было. Три года назад мне сказали, что он умер. Я уже давно называю папой другого дядю. Он хороший, он любит маму, и я его тоже, кажется, полюбил. Но я не верю, что папа умер. Иногда по ночам мне снится зомби, он встает из могилы, приходит ко мне и кричит почему-то маминым голосом: «Ты тоже не мужчина!» Я просыпаюсь от страха. Простынка вся мокрая. Я бегу к маме, забираюсь к ней под одеяло и засыпаю. Доктор сказал, что это нервное, что меня нужно лечить. На самом деле это не нервное, просто никто не знает, что папа не умер. Я чувствую, что он живет во мне. Но как-то не по-настоящему. Как зомби.

***

Мне десять лет. Я не сплю вторую неделю. Родители волнуются. Отвели меня к врачу. Он сказал, что «все серьезно» и нужно обращаться к психиатру. Я не сказал родителям правды — Юля отказалась пойти со мной в «Макдональдс». Не вижу смысла. Мама скажет: «Нашел из-за чего переживать, пригласи другую!» Папа работает в другой стране, и ему некогда. Юля дождалась, пока подойдут другие девочки, и при них, показывая на меня пальцем, сказала: «Я никогда не пойду с тобой в «Макдональдс»! Я был раздавлен и теперь чувствую себя никак.

***

Мне восемнадцать. Первая любовь. Мы дружили больше года. А сейчас у меня беда. Мы остались у нее дома вдвоем и решились на близость. Я переволновался, боялся, что вдруг придут ее родители, и еще откуда-то звучал противный голос: «Ты не мужчина!» В итоге у меня ничего не получилось. Я ушел как побитая собака. Но это еще не все. Утром в школе ко мне подошла ее подружка и ехидным голосом сказала: «С девушкой спать — это тебе не мячи в корзину забивать». Я ее ударил, и теперь мне грозит исключение из школы. Женщинам верить нельзя. Никогда.

***

 Подписывайтесь на наш сайт в INSTAGRAM


Мне двадцать шесть. Мы разошлись. Оба неправы, но обратной дороги нет. Жена и ее родня настраивают ребенка против меня. Я слышу знакомые слова: «Какой ты отец?! Какой ты мужчина?!» Сын тоже их слышит. Когда мы одни, он обнимает меня и шепотом говорит: «Папочка, я тебя люблю». «Почему шепотом?» – спрашиваю я. «Чтобы мама не слышала, она расстроится». Это очень больно. Я чувствую, как мы отдаляемся, и ничего с этим поделать не могу. Ежедневные «твой отец нас предал» и «ему до нас дела нет» оказываются сильнее того, что сын видит своими глазами. Я в отчаянии. Если раньше мне было жалко свою бывшую, то теперь я ее почти ненавижу. Неужели она не понимает, что лишает ребенка отца?

***

Мне двадцать девять. После работы возвращаюсь в пустой дом, и тут же наваливается тоска. Это невыносимо. Мне нужно, чтобы кто-то был рядом. Завел собаку, но это не помогло. У меня много девушек. Я беру телефон и звоню всем подряд: «Ты где? Чем занята? Не хочешь встретиться?» Желающая обязательно находится. Но я не могу долго встречаться с одной, мне становится дискомфортно. Мне кажется, что я должен ее развлекать и веселить. Меня все считают позитивным и оптимистичным, но на самом деле хватает моего запаса на две–три встречи. Потом я выдыхаюсь и исчезаю. Я чувствую себя виноватым, ведь я даю какую-то надежду. Девушки считают, что я ими просто попользовался, «получил свое» и исчез. А я просто не могу быть один. И вместе не могу. Тупик.

***

Мне тридцать два. Я чуть не женился во второй раз. Мы год как вместе, все у нас хорошо, если бы не одно «но». Сегодня я это увидел явно. Моему сыну девять лет, ее сыну – шесть. Сегодня она поставила мне условие. Точнее, в неявной форме она ставит их постоянно, но сегодня уже прямо. И так жестко… Сегодня она предложила мне выбрать между сыном и собой. Ей не нравится, что я слишком много времени провожу с моим сыном вместе и что помогаю материально. Ей не нравится, как я общаюсь со своей бывшей (которая является мамой моего сына). «Подобное отношение к себе я терпеть не буду ни при каких условиях! Если уж мы вместе, ты обязан считаться с моим мнением», — стальным голосом сказала она, узнав, что я оплатил ремонт машины бывшей жены. Все. Я больше так не могу. Я устал! Я просто хочу нормальную семью. Неужели для этого нужно отказываться от своего ребенка? Она думает, что моя любовь к сыну отменяет любовь к ней. Нет, это она сама отменяет мою любовь. Я больше ничего не буду ей объяснять. Надоело. Я просто молча уйду.

***

Мне тридцать семь. Который уже раз слышу крик жены: «Прибей полки! Ты не слышишь меня? Как до тебя докричаться, чтобы ты услышал?» Для нее «услышал» — это значит сделал так, как она хочет, исполнил команду. Она не слышит моих ответов. И не видит. Для нее молчание и отсутствие полок в ванной – это не ответ. Она не понимает: то, что она делает, – это унизительно. Я раз согласился на подобное, два согласился… и в итоге за годы брака согласился на то, что превратился в функцию. И наступил предел. Полок не будет. Я все чаще задаю себе вопрос: что я делаю рядом с ней? Что мы делаем друг с другом? Где-то в глубине я уже знаю, что рано или поздно все рухнет. Честно говоря, я уже третий год как-то пытаюсь сжиться с этой мыслью. А ведь когда-то все было иначе. Было время, когда ее интересовало мое мнение, что я думаю, что чувствую. А теперь — только «полки».

***

Мне сорок три. Кажется, я спиваюсь. Так тошно жить. На работе кризис. Спасаю бизнес. Мотаюсь с утра до ночи. У меня семья, обязанности, ответственность. Устаю как собака. Прихожу домой – там война. Любая мелочь – повод для скандала. Скандал ее явно оживляет, меня же разрушает. Когда особенно достает, я уже не могу себя контролировать, срываюсь и начинаю орать. Один раз даже ударил — отмахнулся. Я понимаю, что стоит за ее злостью – я не могу сделать ее счастливой. Деньги, возможности – этого недостаточно. Я понимаю, что она меня не любит, — потому злится и провоцирует скандалы. Она мстит мне за свою нелюбовь. А еще за зависимость от меня. Куда она уйдет, ведь привыкла к этому уровню жизни. Она меня за все это ненавидит. А я, дурак, до сих пор ее люблю. Чтобы как-то существовать в своем доме, мне нужна анестезия. Поэтому пью.

***

Мне сорок восемь. Вчера три часа общался с женщиной. Пролетели как десять минут. Она моложе, ей тридцать пять. Последние десять лет никто (!) не слушал меня так, как она. Удивительно, что я могу быть кому-то интересным. Мы понимали друг друга с полуслова. Кажется, я влюбился. Похоже, жена что-то заметила. За весь вечер она не высказала мне ни одной претензии. Что теперь будет? Странное сочетание чувств – влюбленность, вина и одиночество.

***
Мне пятьдесят три. У меня тяжелая болезнь. Я ни с кем не могу поговорить о том, что меня беспокоит. Детей не хочу напрягать, а жене по барабану. Я совсем не чувствую от нее поддержки. Мои неприятности ей в тягость. Так мне кажется. Хотя, возможно, она просто боится. Я всю жизнь со всем справлялся сам и сейчас, когда нуждаюсь в поддержке, особенно почувствовал, как одинок. Меня это не злит и не расстраивает. Пустота – вот что я чувствую. По привычке буду прятаться в работе.

***

Вам могло показаться, что это история жизни одного и того же человека. Но нет. Двенадцать монологов – двенадцать разных мужских судеб. Сейчас откровение: в каждом мужчине – отец, брат, муж, сын. Если внимательно присмотритесь, обнаружите своих.

 


Дмитрий Лицов, психолог

Опубликовано ЭТО ИНТЕРЕСНО!
ПОНРАВИЛОСЬ? СОХРАНИТЕ СЕБЕ НА СТРАНИЦУ, НАЖАВ НА КНОПКУ

 

Присоединяйтесь к нам в соц.сетях: YouTube Facebook Pinterest Twitter Одноклассники Instagram 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: